Интервью: Майкл Сэйлор и MicroStrategy переходят на Биткойн-стандарт

0 2

Вашему вниманию выжимка из интервью CEO публичной компании MicroStrategy Майкла Сэйлора для подкаста The Bitcoin Standard, который ведёт Сейфедин Аммус, автор одноимённой книги (в русском переводе – «Краткая история денег»). Интервью прошло вскоре после того, как компания приобрела биткойнов на $400+ млн, чтобы использовать их как свой основной резервный актив. Сэйлор публично заявил, что это попытка перевести его компанию на Биткойн-стандарт. В интервью обсуждается данный шаг и его отношение к Биткойну и Биткойн-стандарту.

Я знаю, что ты читал «Краткую историю денег». Что ты о ней думаешь? Какими были твои впечатления?

Эта книга взорвала мой мозг. Я считаю, что ты собрал все технические, экономические, мотивационные и прочие вопросы лучше, чем кто-либо ещё. Пожалуй, лучший комплимент, какой я могу тебе сделать, – это то, что после прочтения твоей книги я инвестировал в биткойн $425 млн.

Я считаю, что «Краткая история денег» – удивительная книга, потому что она помогла мне преодолеть препятствия, которые мешали понять, что суть не в том, чтобы купить побольше, а в том, чтобы кардинально изменить баланс компании. Мы изменили баланс таким образом, чтобы плыть под парусами Биткойна. Когда ликвидность вырастет, мы хотим быть на плаву, а не потонуть в этом море.

Многие люди в Биткойн-индустрии написали много интересного, но я считаю, что твоя книга представила всё очень убедительно. Так что, думаю, она больше всего повлияла на моё мышление. Она гениальна.

Книга разбила мои иллюзии насчёт денег. Особенно то место, где ты говоришь, что последнее десятилетие американская кредитно-денежная система расширялась на 7% в год. Пожалуй, мы привыкли думать, что если инфляция 2%, значит, и кредитно-денежная экспансия 2%, и мне и не приходило в голову, что даже в нормальные времена денежная масса увеличивается на 7% или 8% в год. Прочитав это, я понял, что одна из наших главных проблем в том, что мы держим слишком много наличности. Если у нас есть $500 млн наличности и мы ежегодно получаем после вычета налогов денежный поток $35 млн, что равно 7% от наличного баланса, это значит, что покупательная способность наших активов падает с такой же скоростью, с какой мы генерируем доход, так что мы не продвигаемся вперёд, сколько бы ни старались. Это стало большим откровением. И это было до 2020 г. Понятно, что после 2020-го всё изменилось.

Меня очень заинтересовало твоё обсуждение инфляции в подкасте Стефана Ливеры. Там ты говорил, что в экономике есть три типа товаров: 1) товары, ежегодно падающие в цене, – технологии и товары, требующие высоких первоначальных и низких дополнительных издержек; 2) товары, медленно растущие в цене, на 1-3% в год, – труд и земля, кроме самого высококвалифицированного труда и самой востребованной земли и недвижимости; и 3) востребованные, по-настоящему редкие товары, за которые люди соревнуются и которые могут расти в цене на 6-8%, а то и на 20% в год. Хоть я и обсуждал эту тему многие годы, я никогда не рассуждал в этом ключе. Так что мне интересно, писал ли ты где-нибудь об этом, или ты это где-то нашёл, потому что я собираюсь использовать это в своей следующей книге и хочу знать, на что мне ссылаться.

Тут всё сводится к правилу пропаганды: нельзя сказать людям, что думать, но можно сказать, о чём думать. Если повторять, что инфляция – это индекс потребительских цен (ИПЦ)» и что ИПЦ меньше 2%, все будут думать, что инфляции нет и будут ждать, когда же она появится.

Большое заблуждение – рассматривать число как скалярную величину. Инженеры и те, кто изучает гидродинамику, знают, что любое число – это вектор. И вектор может быть суммой разных составляющих. Если таких составляющих будет сотня, то можно получить сто разных уровней инфляции. Можно получить двух- или трёхмерный вектор. Векторное исчисление и гидродинамика – это достаточно сложно. Если я скажу: «Посмотри на этот водоворот», и ты спросишь: «Какова скорость воды?», я отвечу: «Это вектор – всё зависит от того, какую составляющую выбрать».

И я верил в ложь об ИПЦ, пока не прочитал твою книгу. Я понял, что всё, что я действительно хочу купить, растёт в цене. Образование и здравоохранение растут более чем на 2% в год. Дом на двух акрах в Майами-Бич, стоивший в 1930 г. $100 000, сейчас обойдётся в $20 млн. Он явно рос не на 2% в год. И тогда я стал рассуждать: недвижимость в Хэмптонс и на Манхэттене растёт не на 2%. И затем я пришёл к ужасающему наблюдению: облигации на $1 млн в 2010 г. приносили $50 000, а сегодня приносят лишь $5000. За 10 лет облигации выросли на 1000%, и если посчитать, то инфляция за последнее десятилетие получается 22% в год, и это было до наступления финансового кризиса. Тогда я понял, что уровень инфляции зависит от того, на чем ты фокусируешься.

Когда я в 2012 г. написал книгу «Мобильная волна», мой тезис заключался в том, что мобильные сети дематериализуют продукты и услуги. Это значит, что фотоаппараты, видеокамеры, проигрыватели дисков и кассет, кредитные карты и т. п., которые теперь заменяет ваш айфон, – всё это дематериализуется, и, следовательно, эти товары дефляционные и тяготеют к нулю. Apple – самая дорогая компания в мире, потому что она способна дёшево поставлять миллиардам людей дематериализованные продукты. Если измерять эти товары, то никакой инфляции не увидишь. Здесь нет переменных издержек. А где они есть? Если я дам тебе бумажку, предоставляющую тебе право больше не работать до конца жизни и иметь сколько угодно денег, – тебе понравится? Это нечто редкое – и оно будет расти в цене. Потому что Apple не может дематериализовать бесконечную власть и деньги. А именно это и есть Биткойн, верно? Бесконечная власть и деньги.

: Unsplash

Ты пишешь в своей книге, что если что-то растёт в цене, человечество может его производить, если у него будет достаточно времени, денег и ресурсов. Возьмём, к примеру, фрекинг. Решением нефтяного кризиса не была война в Персидском заливе. Решением было позволить цене на нефть вырасти. Когда цена на нефть поднялась до $100 за баррель, Уолл-стрит собрала $50 млрд капитала, вложила его в фрекинг и удвоила нефтедобычу в США, и столетняя проблема, о которой все говорили, – дефицит нефти – перестала быть проблемой.

Так что реальный вопрос вот в чём. Например, ты хочешь, чтобы тебе приготовили салат «цезарь» при тебе и чтобы это делал человек с ухоженными волосами, в смокинге, вежливый и разговаривающий на твоём языке? Тогда это будет стоить дороже. Может ли это делать робот? И если да – какие будут переменные издержки? Когда переменные издержки падают, а капиталоёмкость растёт, товары становятся менее дефляционными. Какие компании сейчас стоят больше всего? Microsoft, Apple, Amazon, Facebook, Google. Их все объединяет одно: они производят товары и услуги с нулевыми переменными издержками. Если все сотрудники Google уйдут в отпуск до конца года, ты, возможно, даже этого не заметишь. YouTube будет работать, Google будет работать – в предоставлении этого стоимостного предложения не участвует ни один человек. Единственное, что они делают, – это создают следующую версию информационной фабрики. Так что ты можешь заметить, если они в 2021 г. не добавят в YouTube какую-нибудь новую фишку, но на самом деле переменные издержки Google – это электричество, дата-центры и серверы. Таким образом, если прийти к такому заключению, можно снова всё свести к вектору.

Да, я описал три категории, но реально интересно вот что. Мог ли кто-то угадать, что самым инфляционным, лучшим активом будут государственные облигации, приносящие 3% дохода? Казалось бы, это самое глупое, что только можно было бы купить, если ты рациональный человек. Но индекс долгосрочных облигаций в 2020 г. вырос на 22%. Так что это инфляция на 22%. S&P может показать инфляцию 8%. Или, скажем, хочешь купить пентхаус на Манхэттене площадью 8000 квадратных футов с прекрасным видом на Центральный парк? На первый взгляд, это нечто редкое, но если у тебя есть $100 млн, как у Кена Гриффина, то где-нибудь на «улице миллиардеров» на Манхэттене построят ещё один стоэтажный небоскрёб и продадут тебе квартиру за $100 млн.

Таким образом, есть целая теория инфляции. Все говорят: инфляция составляет лишь 2% или 3% в год. Но инфляция активов – это тоже вектор. S&P вырос на 8%, облигации – на 20%. Это вектор. Золото выросло не настолько. Так что золото – актив с другой инфляцией. Но есть концепция, которую мы назовём стоимостью капитала. У меня на балансе есть $500 млн. Какова моя стоимость капитала? Надо нормировать её относительно уровня инфляции чего-нибудь. Я могу зафиксировать её на 8%. Это упрощённое описание. Это определённо не 2%. Но, конечно, не у всех товаров и услуг одинаковая подъёмная сила. Федеральная резервная система печатает триллион долларов. Облигации сразу же растут. Акции чуть меньше. Золото – в некоторой степени. Сельскохозяйственная земля – в меньшей степени. Элитная недвижимость в Хэмптонс? Растёт сильно. А недвижимость в Огайо? Не так сильно, верно? Парикмахерские и ресторанные услуги – нет.

Поэтому говорят об эффекте Кантильона – о близости к деньгам. Но можно рассчитать целый вектор из коэффициентов, который даст функцию создания продукта. Приготовление салата «цезарь» рядом с моим столиком требует больших затрат труда и капитала. Создание 30-летней облигации – это нечто совершенно другое. Так что восстановление, которое мы видим, – это вот что: половина мира сидит на финансовых активах, которые плавают на море ликвидности. Ты тяжелее или легче воды? Если я скажу тебе, что близится потоп и все утонут, что ты будешь делать? Построишь ковчег, верно? Таким образом, ты строишь нечто, что плавает, и тебе нужно быть легче воды. Кстати, если я возьму гранитную или бетонную глыбу, у неё подъёмная сила, или плавучесть, 30%, поэтому, если она весит 1000 фунтов, то под водой она ведёт себя как 700 фунтов. Если я хочу действительно удержать что-то на воде, то я сбрасываю свинец. Свинец плотнее. Пожалуй, теория вот в чём: какова экономическая плотность товара или услуги и как он реагирует, если на него вылить ликвидность? Химик скажет: у всего разный коэффициент. А экономисты говорят, что у всего одинаковые коэффициенты. И затем они берут всё с низким инфляционным коэффициентом, кладут в свою корзину и измеряют.

И вот к какому ужасающему наблюдению я пришёл: если бы можно было перераспределять рыночную корзину, то инфляции вообще никогда не будет. В течение десятилетия до коронавируса инфляция облигаций составляла 22%, а мир думал, что инфляции нет. Если ты хочешь заказать пиццу, то инфляции нет, но если ты хочешь уйти с работы в 30 лет и сосредоточиться на искусстве, написании книг, образовании или семье, то стоимость этого росла на 22% в год. Американская мечта – пенсия – убегала от тебя со скоростью 22% в год, тогда как пицца оставалась на месте.

Нет, я ничего об этом не написал. Лучший писатель в этой сфере – ты, Сейфедин.

Можно сказать, что я вложил эти $400 млн в Биткойн, потому что погрузился в тему и прозрел. Но это не просто спекуляция на Биткойне или инвестиция в него. Я сделал его нашим резервным активом. И затем мы сделали открытое предложение, чтобы позволить инвесторам решить, нравится им эта идея или нет. Когда мы купили биткойны на $250 млн, мы согласились выкупить наши акции на такую же сумму. Акции тогда торговались по $120; мы предложили $140. У нас было $500 млн, которые не были задействованы в оборотном капитале, и половину мы вложили в биткойны. А другая половина – мы сказали: если вам это не нравится, мы выкупим у вас акции с наценкой. Мы подождали 20 дней. Акции поднялись выше предложенной нами цены. Нам продали акции на $60 млн. Осталось $190 млн. Что мне было с ними делать?

Купить больше биткойнов!

Ну, для начала я должен был созвать совет директоров. Совет директоров должен был принять тот факт, что мы не просто покупаем биткойны на $250 млн, а внедряем резервную политику.

Это великая идея – Биткойн-стандарт для корпорации, и, думаю, мы можем послужить моделью для других. Мы ведём бизнес в 25 странах. В Японии у нас оборотный капитал в иенах, в Корее – в вонах, в Европе – в евро, в Аргентине – в песо, в Бразилии – в реалах, в США – в долларах. Мы были на долларовом стандарте. У нас было много долларов на разных счетах. Наш оборотный капитал был $50 млн в год. Возможно, мне удастся убедить нашего финансового директора, что нам нужно меньше, но у нас есть $50 млн на текущих счетах и было ещё $700 млн капитала. Мы начали выкупать акции и затем задумались о биткойн-стандарте и пришли к следующему выводу.

Ты продаёшь товары и услуги за фиат, держишь местную валюту на фиатных счетах – это оборотный капитал. Избыточный оборотный капитал ты переводишь в резервы и затем конвертируешь резервы в золото, если ты на золотом стандарте, или в Биткойн, если ты на Биткойн-стандарте. В будущем, если понадобится приобрести имущество, товары или услуги на сумму, превышающую текущие счета, ты конвертируешь резервы обратно в нужную фиатную валюту. Если ты генерируешь положительный денежный поток и зарабатываешь по $50 млн в год, то просто продолжаешь переводить по $50 млн в год в резервы.

И затем у тебя есть выбор: выкупить собственные акции или купить биткойны? Наша политика такова: мы делаем то или другое в зависимости от рыночных условий. Некоторые инвесторы могут сказать: почему просто не отдать $500 млн нам? Если я отдам вам $500 млн, я лишу компанию капитала. Это как отдать все свои сбережения своему любимому благотворительному фонду. Какое-то время ты будешь чувствовать себя хорошо, но если лишишься работы, твои дети будут голодать. И если ты заботишься о своих детях – если ты заботишься о своих клиентах, сотрудниках, контрагентах, репутации…

Я подписал договор о лизинге на 10 лет и не пропустил ни одного платежа. Я был CEO 31 год и не пропустил ни одной выплаты. Я смотрю клиентам в глаза и клянусь, что буду обслуживать наше программное обеспечение. Это вопрос репутации. Я веду дела с правительствами, банками. Со всеми. Они должны мне доверять. Я должен быть в состоянии выполнять свои обещания. Я не могу лишить свою компанию капитала.

Да, время от времени я выкупаю акции, если считаю их цену неправильной. Если кто-то хочет шортить наши акции – пожалуйста. Если у тебя сильные резервы, ты не боишься коротких продаж. Что ты сделаешь, опустишь мои акции до $20? Я выкуплю их все, сделаю компанию частной, спасибо. Сделай это.

Насколько вообще для сегодняшнего бизнеса чужда идея о том, чтобы держать наличный баланс? Чувствовал ли ты себя изгоем, когда говорил людям, что важно держать наличный баланс?

Да, я прошёл через это. Мне нравится Стив Джобс. Он великая фигура. В конце 1990-х Apple была близка к банкротству. Майкл Делл говорил: верни деньги акционерам – компания мертва. И когда ситуация улучшилась, Джобс начал копить наличность. Никаких дивидендов, никакого выкупа акций – только копить наличность. Он делал это, потому что тот опыт стал для него решающим. Когда ты пережил депрессию и чуть не умер от голода, ты становишься очень консервативным и копишь сбережения.

: Unsplash

Когда я был менее опытным CEO, я совершал поступки, о которых жалею. Я брал взаймы, наши акции шортили, мы тратили больше, чем зарабатывали. В какой-то момент нам оставалось 5 дней до банкротства и снятия с биржи. Наши акции опустились с $333 до 42 центов, потому что я взял взаймы конвертируемые привилегированные ценные бумаги и ребята, выпускавшие эти бумаги, шортили мои акции, хеджируя свои бумаги. Падение с пика до дна составило 99,8%. И, кстати, я не виню мир. Я получил урок. Возможно, тогда я жалел себя. Но теперь, оглядываясь назад, я понимаю: нельзя тратить больше, чем зарабатываешь, и мне не следовало брать взаймы те бумаги, зная, что они будут шортить мои акции. Надо быть ответственным и бережливым.

То было в 2003 г. После этого я стал консервативным и накопил $700 млн наличности, но все думали, что я просто сумасшедший. И хотя я думал, что я прав, всё же правы были они, а я заблуждался. Они были правы, потому что, согласно «Краткой истории денег», стоимость капитала 7%. Уровень инфляции активов 7%. Если у меня есть $700 млн с доходностью 1% или 2% – а это было лучшее, что было возможно с краткосрочными облигациями, – то я теряю по 5% в год. Нужно, чтобы компания генерировала денежный поток, и если ты в этом не уверен, то откладываешь определённый резервный баланс. Но надо инвестировать этот резервный баланс во что-то, что приносит больше, чем стоимость капитала. А это значит: никаких наличных и краткосрочных облигаций. Лучше уж вложить в S&P 500.

Кстати, возвращаясь к моей книге «Мобильная волна», которую я написал в 2012 г. Если загуглить моё имя, то можно найти 2-минутное видео на YouTube, у которого очень мало просмотров. Там я сижу в своём офисе в 2015 г. и говорю, что Amazon дематериализует и уничтожит 20 000 розничных компаний, нет причин покупать что-либо другое. Тема моей книги была следующая: Apple, Google, Facebook и Amazon всех дематериализуют, сокрушат. Если бы ты купил их акции, то умножил бы свои деньги в 10-20 раз. Тезис был очень прост: они уже всех уничтожили. Это сети на сотни миллиардов долларов, которые всё дематериализуют. Они могут производить товары и услуги с нулевыми переменными издержками, и они просто будут становиться всё сильнее и сильнее.

В общем, я заработал на книге $50 000. Представляешь? Если купить акции, можно было заработать $500 млн. И это преподнесло мне урок: если знаешь будущее, зачем писать книгу? Просто купи то, что, как ты ожидаешь, должно вырасти, и напиши об этом в Твиттере. Но всё же я снимаю перед тобой шляпу: сейчас, если оглянуться назад, то, о чём ты писал, кажется очевидным. Ты написал книгу 2 года назад, но, наверное, думал об этом ещё раньше?

Я написал книгу 3 года назад, но думал об этом ещё до того, как появился Биткойн. Биткойн был решением проблемы, о которой я думал ещё раньше.

В общем, книга – это хорошо, но надо инвестировать.

Что касается наличного баланса, планируешь ли ты использовать биткойн в повседневных транзакциях, например, выплачивать в нём зарплаты, принимать в нём платежи и т. д.?

Сторонники Bitcoin Cash вроде Роджера Вера фанатично повторяют, что он должен быть средством обмена. Я же думаю вот что: в мире есть активы на $250 трлн – акции, облигации, драгоценные металлы, недвижимость, деривативы – и никто не покупает за них пиццу. Никто не идёт в Starbucks с акциями Apple и не жалуется, что не может купить за них кофе. У тебя есть дом? Попробуй использовать свой дом, чтобы купить пиццу! Как думаешь, какова скорость обращения дома? Выставь его на продажу и подожди полгода, пока не найдётся покупатель. Когда кто-то захочет его купить, надо ждать ещё 30 дней и заплатить 6% комиссии. Хочешь продать дом на миллион долларов? Комиссия будет $60 000.

иллюстрации: Роджер Вер

И кто-то говорит: мы снизим комиссии и увеличим скорость транзакций. Надо иметь возможность переводить активы из одной точки в другую без посредников, это нужно для свободы. Это всё равно, если бы я сказал: ты можешь отправиться в любую точку света, ты свободен. Это не значит, что ты должен каждый день отправляться в другое место. Иметь свободу и пользоваться ею – это не одно и то же. Если ты можешь что-то сделать, это не значит, что ты должен это делать.

Глядя на всё это, я думаю: это хорошо, но стоит продавать товары и услуги, включая недвижимость, за фиат. И покупать тоже стоит за фиат – иены, воны, евро и т. д., – потому что так делает 99,99% людей. А избыток денег стоит переводить в резерв и конвертировать в биткойн.

Чтобы подытожить это, хотелось бы рассказать притчу о львах. Стая львов гоняется за антилопами. И они жалуются смотрителю заповедника: «Антилопы бегают слишком быстро. Нам слишком сложно, мы не можем их догнать. Замедли их». Смотритель решает проблему, стреножив антилоп. Ленивые львы поймали антилоп и съели. Все антилопы умерли. Затем все львы тоже умерли. Смотритель заповедника винит во всём погоду и меняет работу.

Так же и с комиссиями в криптовалютных сетях. В этом причина появления Эфириума, Bitcoin Cash и прочих форков. Кто-то говорит: в сети с доказательством выполнения работы проводить транзакции в миллиард раз дороже. Но криптовалюты нужны, если ты хочешь иметь долговечные независимые сбережения. Я хочу вложить в сеть $100 млн и через 100 лет иметь также $100 млн, даже если половина правительств потерпят крах и всё будет обесценено и разрушено. Я хочу, чтобы мои сбережения были вне времени и пространства. Кстати, это хороший вариант, куда вложить $250 трлн. Но эти деньги не обязательно должны двигаться быстро.

Как бы то ни было, думаю, наш бизнес рассмотрит некоторые интересные стороны Биткойна. Мы держим полный узел и анализируем данные, поступающие от Биткойна. Мы думаем над тем, можно ли включить данные Биткойна в наши аналитические услуги. Но я не испытываю необходимости покупать или продавать что-либо за биткойны, так как это в миллиард раз менее эффективно.

Люди слишком зациклены на идее средства обмена. Среднестатистический богатый человек ежегодно тратит лишь 2% своего богатства. 98% его богатства остаётся нетронутым. Самый богатый человек в мире – Джефф Безос или кто-то ещё – богат именно потому, что большая часть его активов, включая акции Amazon, не движется. И, кстати, об этом никогда не говорят, но, если у тебя есть какое-то богатство, продавать его неэффективно с точки зрения налогов. В Нью-Йорке есть семьи, которые владеют целыми кварталами. Они держат недвижимость сто лет и никогда не продают. Они лишь каждый год её рефинансируют, но не получают никакого дохода. Допустим, у меня есть активы на $100 млн. Они растут на 7%, а если это недвижимость на Манхэттене, то, может, и больше. Каждые 10 лет я рефинансирую свои активы, я беру взаймы больше денег – это не облагается налогом, – и я живу на этот свободный от налогов долг, и через 100 лет у моей семьи есть недвижимость на $1 млрд и долг на $700 млн. Они платят по долгу 0% и не получают за всю жизнь никакого дохода. Зачем генерировать операционный доход, который облагается налогом? Все просто будут брать кредиты под залог своих активов, тогда как эти активы растут в цене. Я могу взять в банке кредит на яхту по ставке LIBOR плюс 200 базисных пунктов. Или же я могу взять кредит под залог активных активов, таких как акции, по ставке LIBOR плюс 50 базисных пунктов. Зачем что-то продавать?

Так что эта идея о том, чтобы перемещать биткойны туда и обратно, – это значит усложнять себе жизнь в миллиард раз.

Полностью согласен. Как я это вижу, если ты собираешься использовать биткойны, то не ончейн. Кажется, на днях ты написал твит о том, что 99,8% транзакций Биткойна будут происходить офчейн. Это упускают из виду, когда говорят о масштабировании, потому что, о каком бы активе мы ни говорили – будь то другая цифровая валюта, физическое золото или правительственные деньги, – ты не будешь выполнять итоговые расчёты после каждой чашки кофе. Итоговые расчёты будут происходить намного медленнее, чем транзакции. Повседневные транзакции будут происходить между людьми, находящимися в сетях, постоянно ведущими бизнес друг с другом, так что если ты превысишь кредитный лимит в кофейне, то банк кофейни свяжется с твоим банком и на следующий день тебе скажут: прекрати это делать или заведи новую карту. Именно с помощью таких механизмов для мелких платежей и будет масштабироваться Биткойн. Люди неверно понимают Биткойн как платёжную сеть и сравнивают его с Visa или MasterCard, но Биткойн будет активом для итоговых расчётов, только лучшим и более быстрым, чем мы имеем в случае национальных валют.

Думаю, отношение 100 000 к 1. Возьмём снова Джеффа Безоса: кажется, у него есть акции Amazon на $200 млрд. Это стоимость всей сети Биткойна. Как думаешь, сколько транзакций провёл Джефф Безос за всю жизнь, чтобы продать свои акции Amazon? Держу пари, где-то десять. Он берёт телефон и звонит своему агенту: «Продай-ка миллион моих акций Amazon». Ну, или пусть сто транзакций. Ему этого достаточно. Так это работает. Переводишь избыточный капитал на текущий счёт – в Square, PayPal, Apple Pay или какой-нибудь банк.

Кстати, я бы не доверил свои сбережения своему аргентинскому банку на 100 лет. Он обанкротился 10 лет назад. Я потерял в Аргентине $100 млн. У меня были на счету доллары, и в один прекрасный день приняли закон, по которому их конвертировали в песо 1:1. А на следующий день песо девальвировало в 10 раз, так что я получил лишь $100 000. Единственные две страны, где я терял деньги в банке, – это Бразилия и Аргентина. Такое не забываешь. Тем не менее я сегодня веду дела с банками в Бразилии и Аргентине. Но я бы не доверился им на сто лет – им можно довериться разве что на сто дней. В такие банки стоит вкладывать лишь такие суммы, какие ты можешь позволить себе потерять.

Деньги на текущем счету – это в миллион раз быстрее. Так что почему бы не перевести 1% денег на биржу вроде Binance. Положи их на централизованную биржу или централизованный мобильный кошелёк – так будет в миллион раз быстрее, чем в любой криптовалютной сети. Кстати, не всё ли равно, не обанкротится ли Square Cash App через полгода, если ты держишь там $100? Если обанкротится, просто перейди на Google Pay, Amazon Pay, Apple Pay и т. д.

Но мне пишут: «Ты не прочитал уайтпейпер Биткойна» и т. п. Жизнь слишком коротка, чтобы пытаться убедить каждого фанатика. В мире 7 млрд человек. Да, возможность переводить деньги без посредников важна для свободы и независимости. Но суть в том, что, если я могу перевести кому и куда угодно $1, $1 млн или $1 млрд в биткойнах и это будет стоить несколько долларов и займёт полчаса, это не значит, что я должен каждый раз это делать. Тот факт, что ты можешь сделать это в 1 из 100 000 случаев, означает, что это лучшая и более твёрдая валюта, чем какая-либо другая.

Есть такая крылатая фраза: глупая последовательность – суеверие недалёких умов. Люди толкуют всё буквально. Они говорят: «Сатоши хотел сказать другое». По этому поводу хорошо сказал Николас Талеб: дословное представление сложной идеи может быть неадекватным. Если ты придёшь в мой ресторан и спросишь, что в меню, а я отвечу: «Холодная мёртвая рыба», – тебя это может привести в ужас. А если я скажу это по-японски, то ты даже не поймёшь без перевода. Если я напишу об этом книгу, то, возможно, ты поймёшь лучше. Если же я просто положу перед тобой суши, они тебе могут показаться весьма неплохими. Если тебе не нравятся слова, то это ещё не значит, что это что-то плохое. И каждый интерпретирует этот 9-страничный уайтпейпер по-своему. Его создателю 10 лет назад было сложно спрогнозировать, как будет развиваться мир. Я считаю, что его задумка хорошо работает как сеть итоговых расчётов. А те люди, которые десять лет спустя цепляются за ортодоксальную интерпретацию этой задумки, лишь вредят будущему Биткойна. Если я перевожу из точки А в точку Б $1 и $1 млрд, разве не очевидно, что в первом случае ценность в миллиард раз меньше? Так что эти люди делают приоритетом нечто намного менее ценное, и это глупо.

: Unsplash

Да, Биткойн не принадлежит Сатоши, и он не может заставить людей использовать его каким-то определённым способом. Думаю, в истории было много таких изобретений, которые в итоге стали использоваться так, как их творцы не могли предвидеть. Кажется, один из братьев Райт говорил, что невозможно, чтобы самолёт когда-либо перелетел Атлантику. Так что же нам, запретить полёты через Атлантику, потому что братья Райт говорили, что это невозможно? Виагра создавалась как лекарство для сердца. Стоит ли запретить другие применения, потому что такой была задумка её создателя? Технологии развиваются так, как хотят люди, а не как думают и говорят изобретатели.

Я хочу задать тебе вопрос на тему, на которой я сосредоточусь в своей следующей книге «Фиатный стандарт» (The Fiat Standard). В этой книге я пытаюсь проделать с фиатными деньгами то же, что я проделал с Биткойном. Когда я писал «Краткую историю денег», то думал: как донести это до разумного читателя, не знакомого с темой? Как объяснить ему, как Биткойн работает и почему он важен? И я думаю, что применить такой подход к фиатным деньгам будет более полезно, потому что фиатные деньги в сто раз сложнее Биткойна. И когда я принялся думать о фиатных деньгах как инженер, пытаясь объяснить, как они функционируют, как я это сделал с Биткойном, я пришёл к следующему подходу. При золотом стандарте, если ты найдёшь способ добывать больше золота, то воспользуешься им, потому что это будет дешевле, чем цена золота на рынке. Точно так же при биткойн-стандарте люди пытаются намайнить больше биткойнов. Но при фиатном стандарте больше фиатной валюты создаётся посредством долга. Можно печатать бумажные деньги, но это старый фиатный стандарт. Сегодня большая часть денег – это не бумажки, а долг, создаваемый банками. Каждый раз, когда какой-нибудь финансовый институт выдаёт новый кредит, создаются новые фиатные деньги.

Можно, я тебя перебью? Мне кажется, метафора банка как майнера фиатной валюты великолепна. Я прочитал об этом в твоей статье, где ты говоришь, что банки, в сущности, майнят фиат, и я подумал: никто раньше этого не говорил! Когда осознаёшь это, тебе приходит в голову: «Теперь я знаю, почему я хочу иметь свой банк, и понимаю, почему в мире всё так плохо». Я лишь хотел сказать, что это уникальная, гениальная мысль, которую я ни от кого раньше не слышал, но которая многое объясняет.

Да, именно поэтому все в долгах. Каждый раз, когда ты берёшь в долг, ты фактически позволяешь кому-то создавать фиат. Так что если ты хочешь купить дом за $1 млн наличными – это одно. Но если ты берёшь эти деньги в банке, банк создаёт при этом $100 000, $200 000 или $300 0000 нового фиата. Он предлагает тебе лучшую сделку, чем если бы ты покупал за свои наличные, поэтому ты берёшь кредит на дом, на бизнес и на всё остальное. Люди, корпорации, правительства – все сейчас по уши в долгах, потому что брать в долг – значит создавать фиат. Так что, я считаю, это, возможно, самый яркий пример того, как Биткойн улучшает мир, потому что он позволяет нам монетизировать что-то отличное от долга. Нам не обязательно постоянно влезать в долги, чтобы иметь деньги. Мы можем начать майнить твёрдый актив, не имеющий контрагентского риска, и на нём можно построить финансовую систему.

До Биткойна у тебя был выбор: держать свои резервы в наличных и наблюдать, как она каждый год теряют покупательную способность, или вложить их в долг – чаще всего в виде государственных облигаций – и взять на себя контрагентский риск. И тут интересно, что, если Биткойн снижает спрос на долг, то он также снижает спрос на новую фиатную валюту. Биткойн не только отнимает у доллара спрос, но также сокращает его предложение – что означает, что можно избежать гиперинфляции. Предложение доллара и спрос на доллар будут падать, а спрос на Биткойн и его стоимость будут расти.

: Unsplash

Думаю, это одна из причин, почему Биткойн стоит позиционировать как актив – криптоактив, – а не как валюту, потому что есть несколько денежных систем. Есть фиатная денежная система – и если вложить в фиат $100 млн, то за сто лет потеряешь 99% своих денег. Затем есть золотая денежная система – если вложить $100 млн в золото, то за сто лет потеряешь 80%, 85% или 90% своей позиции из-за инфляции и контрагентского риска. Есть также фондовая денежная система: люди массово вкладываются в акции Apple, Amazon, Facebook, Google, потому что думают, что они неуничтожимы. Но я считаю, что они потеряют деньги, потому что рано или поздно их разорят благонамеренные политики. И есть облигационная денежная система, куда раньше тоже все вкладывались. Облигации растут, если процентные ставки падают. И теперь для этого процентные ставки должны быть отрицательными. Если процентные ставки не станут отрицательными, облигационная денежная система перестанет работать. Вот почему сейчас все массово вкладываются в большие технологии и почему NASDAQ и S&P бьют рекорды. Но рано или поздно это перестанет работать, потому что коэффициенты цена/прибыль завышены – у некоторых компаний в сто раз. И если позиционировать Биткойн как цифровой актив, все эти люди, которые сейчас держат деньги в акциях Apple, Amazon, Facebook, и Google, бросятся к нему как средству сбережения.

Именно поэтому не стоит подписываться на повестку о том, что это для конфиденциальности, борьбы с правительством, обхода регулирования и цензуры, «мы ненавидим Уолл-стрит, мы ненавидим институты, мы ненавидим посредников». Подписываясь на данную повестку, ты приглашаешь правительство тебя запретить. И вопрос номер один для мирного перехода с долговой экономики на Биткойн-экономику: запретят ли власти Биткойн? Если они думают, что Биткойн – это как акции Apple, Google или Amazon, то не запретят.

Если позиционировать Биткойн как актив, люди скажут: «Вложить ли мне деньги в недвижимость, золото, серебро, акции Amazon или Биткойн?» И тогда решить будет легко. Чтобы увидеть мирный переход, нам не нужно доходить до такой ситуации, как в Венесуэле или Зимбабве. Не нужно возвращаться к закону о золоте 1934 г. Ты не хочешь, чтобы правительство конфисковало твоё золото или твои биткойны. Если власти будут рассматривать Биткойн как ничем не угрожающий актив, который люди могут держать, думаю, мы увидим миграцию к нему. Если же они будут видеть в нём попытку вытеснить доллар, то это совсем другое дело.

А что ты думаешь о том, что Биткойн может быть способом избавиться от количественного смягчения? Сейчас компании с Уолл-стрит, встретившись с какой-либо проблемой на рынке, постоянно сталкиваются с недостаточной ликвидностью, и это требует бесконечного вмешательства. Но если бы у них на балансе был надлежащий наличный баланс, то они бы не беспокоились о ликвидности. Биткойн будет сохранять и время от времени увеличивать свою стоимость.

Я согласен с твоей мыслью, что Биткойн – мститель фиата. Думаю, когда он станет сильнее, его главным преимуществом будет то, что он заставит всех быть честными. Если, например, аргентинское правительство будет знать, что все богатые аргентинцы держат свои сбережения в биткойне, то оно подумает дважды, прежде чем печатать бесконечное количество валюты. Это создаст дисциплину, потому что у граждан будет определённая власть, возможность выбора. Так что, думаю, распространение Биткойна привнесёт определённую разумность. Если же нет альтернативы, то политики начинают перегибать палку.

Я до недавних пор жил в Ливане, и банковская система этой страны сейчас полностью разрушена, как и её валюта. После того как я уехал, я понял, что банки давали людям безумно высокие проценты по сберегательным счетам. Для меня удивительное в Биткойне то, что за все эти годы, когда я жил в Ливане, я не взял у своего банка и не одолжил ему ни копейки. Моя зарплата поступала в банк, я использовал её для повседневных транзакций, и затем мне не нужно было беспокоиться, что будет с ливанским правительством, его платежеспособностью, облигациями и т. п. И если лет через 20 все в странах вроде Ливана и Аргентины будут такого же мнения, то у правительств останется очень мало возможностей, чтобы грабить народ. Мне становится спокойно на душе от того факта, что независимо от того, что произойдёт со всеми банками мира, со всеми центральными банками и правительствами, они не смогут уничтожить больше, чем лишь маленькую часть моего богатства, которую я держу в том или ином банке. Это уникальное решение, страхующее от инфляции вроде ливанской или аргентинской. И, думаю, со временем к этому решению придёт всё больше и больше людей.

Мне пора закругляться, так как у меня встреча, но хочу в заключение поделиться несколькими мыслями. Когда я изо дня в день торговал, покупал биткойны и т. п., мне пришло озарение: судьба денег – быть зашифрованными. Когда я перевёл деньги в зашифрованный вид, никто не может их у меня украсть. Судьба денег – быть зашифрованными, но не как-нибудь, а в Биткойне. И ещё одно. Я считаю, что твоя работа превосходна и тебе стоит и дальше издавать книги. И если твоя новая книга называется «Фиатный стандарт», то я не буду переводить свои деньги в фиат.

План противоположный!

Первая книга изменила мои взгляды, и вторая вряд ли меня разуверит. Но всё равно с нетерпением жду.

Спасибо за уделённое время и за твои мысли!

Вы всегда можете поблагодарить переводчика за проделанную работу:
BTC: 3ECjCH5tPoyDCqHGCXfiiiLZQ3tVGzCSxB
ETH: 0xf45a9988c71363b717E48645A412D1eDa0342e7E

Источник: bitnovosti.com

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.