Главное преимущество Биткойна, возможно, наименее очевидно

0 1

Автор: TungCheung

Мне кажется невероятным, что всё ещё есть люди, думающие, что Биткойн не имеет реального применения.

Даже при беглом ознакомлении отстаивать такую позицию необычайно сложно, но тем не менее, даже на фоне ускоряющегося принятия людьми, корпорациями, институтами и даже государствами всё ещё есть те, кто утверждает, что он ничего не делает.

Я писал о применении Биткойна раньше, и большинство из нас знает о положительных и революционных изменениях, которые может в будущем принести человечеству глобальная денежная система, но всё же есть одно крайне увлекательное – и совершенно уникальное – применение, о котором говорят не слишком часто. И тем не менее, из всех применений именно оно может оказать наибольшее влияние.

Timeweb Many GEOs

На самом деле есть, пожалуй, две причины, почему это применение не получает заслуженного освещения. Во-первых, для среднего человека оно не сразу очевидно. Во-вторых, сейчас, возможно, ещё слишком ранняя стадия в жизненном цикле актива, чтобы признать его силу.

Но не стоит сомневаться. Это «скрытое» преимущество Биткойна может навсегда изменить наши отношения с деньгами, особенно на международном уровне.

Возможно, пока не время ставить его на первый план, но определённо время вспомнить о возможностях.

Значение «постоянной»

Большинство областей науки и математики полагаются на концепцию общепринятых «постоянных», позволяющих проводить сложные расчёты или создающих «якоря», с помощью которых можно строить гипотетические модели для проверки теорий и новых идей.

Так, если взять один яркий пример, физика использует не менее 26 постоянных, чтобы описать качества, силы взаимодействий и физические свойства всех частиц, из которых состоит известная вселенная, – что для тех из нас, кто не вовлечён в эту область исследований, кажется непостижимой задачей.

Среди них можно встретить такие забавные названия, как константа сильного взаимодействия, параметры смешивания кварков, космологическая постоянная, а также массы шести кварков, шести лептонов и трёх массивных бозонов.

Должно быть ясно, что это не просто общепринятые допущения, а твёрдые абсолютные величины, основанные на законах физики и столетиях открытий и экспериментов. Составление такого набора постоянных позволяет нам объяснять наше понимание и исследовать дальше и глубже.

Конечно, даже от такого простого резюме физики, наверное, рвут на себе волосы, потому что за тем, как эти постоянные выглядят на первый взгляд, на самом деле стоят произвольные величины и единицы.

Но это особенно сложная область. Непосвящённому человеку непросто её понять. Тем не менее мы с вами тоже ежедневно используем постоянные, даже если до сих пор вы этого не осознавали.

1 всегда равно 1?

Допустим, вы решили построить дом. Вы приобретаете землю и получаете нужные разрешения, после чего находите архитектора, который сделает для вас чертежи.

Архитектор может использовать дюймы, футы и ярды, или же миллиметры, сантиметры и метры, но, скорее всего, он всё время будет использовать что-то одно. После всех согласований строитель сможет взять эти чертежи и на основе этих точных чисел построить здание в точности так, как планировалось.

Здесь важно, что, в теории, не должно иметь значения, где в мире вы строите этот дом или кого вы наймёте, чтобы это сделать. Эти люди будут снова и снова использовать ту же единицу измерения и одинаково её применять. В этом смысле эти единицы измерений постоянные.

Что интересно, так было не всегда. До 1959 г. в Австралии, Канаде, Новой Зеландии, ЮАР, Великобритании и США были слегка различающиеся определения ярда, что означало, что на международном уровне требовались определённые пересчёты. Тем не менее, хоть это и было неудобно, такое преобразование, по крайней мере, было ещё одной постоянной, то есть использование одной и той же фиксированной формулы всегда давало верный результат.

Однако с 1959 г. всё стало намного проще.

Точнее, лишь большей частью.

В США по-прежнему есть своя версия мили, основанная на «геодезическом футе», а не на «статутном», который использует остальной мир. Это означает, что американская миля равна 0,999998 международной мили. Теоретически проблема должна разрешиться в конце 2022 г., когда США планируют исключить геодезический фут, приведя всё в соответствие. Но это уже совсем другая история.

Однако проблема вот в чём.

Представьте, что длина футов и дюймов или сантиметров и метров не фиксирована. Представьте, что каждая единица корректируется еженедельно, ежедневно, ежечасно или даже ежесекундно централизованной системой мер, причём каждая страна проводит это в соответствии с собственными целями и внутренней политикой.

Более того, представьте, что со временем фут или метр в каждой стране в целом постепенно сокращается с разной скоростью, но некоторые на самом деле увеличиваются относительно других. Легко ли теперь будет построить дом? Как рассчитать длину в одной стране относительно другой? Или в разные моменты времени?

Скоро собёрется куча проблем. В нашей текущей фиксированной измерительной системе, например, мы знаем, что, если в доме определённого типа использовано 300 м проводки, то можно быть вполне уверенным, что, если построить другой такой же, в нём потребуется такое же количество. Но в переменной системе мы понятия не имеем, какой будет длина, и её нужно пересчитывать каждый раз, когда мы смотрим на чертежи.

А как сравнить текущую длину с той, что была измерена, скажем, 10 лет назад?

Конечно, это смешной пример, потому что мы бы никогда не додумались до такой системы, но это хорошая аналогия того, как работает наша фиатная кредитно-денежная система. Стоимость каждой учётной единицы постоянно меняется не только внутри юрисдикции, в которой она принята, но также относительно тех, с которыми она взаимодействует.

Это особенность (кто-то скажет – изъян) денежных единиц, не привязанных к какому-либо активу, а фактически обеспеченных только коллективной верой и централизованной властью. Новые единицы могут создаваться – и часто создаются – в любое время и в любом количестве без консультаций с людьми, которые их используют.

Это хлопотно, невразумительно и слишком усложняет жизнь, но это считалось необходимым, чтобы разные экономики могли проводить разную кредитно-денежную политику. Однако такое большое количество переменных усложняет макроэкономические прогнозы, и знаменитый экономист Людвиг фон Мизес неоднократно отмечал, что экономика одна из немногих наук, где вообще нет постоянных.

Золото

: Unsplash

Золото долгое время было самым близким к постоянной из того, что у нас было, если говорить о деньгах. Оно было редким, его было сложно добывать без существенных вложений времени, труда и оборудования, и оно пользовалось спросом практически везде.

Но, помимо различных практических ограничений, золото всегда было лишь условно постоянным. Его могли добывать больше, когда его стоимость росла, потому что люди были мотивированы его искать, – что можно увидеть и сегодня.

По правде говоря, это не была такая уж плохая попытка иметь нечто устойчивое, и это определённо была вершина денежных технологий того времени, но всё же это вряд ли можно описать как постоянную. И, конечно, после отмены золотого стандарта в 1971 г. от него вообще отказались как от прочной системы координат.

Вместо этого теперь мы измеряем мировое богатство, сравнивая одни бумажки, выпущенные правительством, с другими, фактически используя долг как показатель в ускоряющейся гонке ко дну, после достижения которого можно будет выпустить бумажки нового типа.

Как сравнить произведённую в Китае безделушку стоимостью 8870 ангольских кванз с такой же стоимостью 320 египетских фунтов? А как насчёт того же предмета 10 лет назад в тех же странах?

Хотя приблизительный подсчёт возможен, из-за количества задействованных переменных это сложная задача, и никогда нельзя быть уверенным, что ответ на 100% точен.

Вместо этого нужна по-настоящему глобальная валюта, которая всегда абсолютна, с безусловно фиксированным предложением, которое невозможно изменить, какой бы ни была её покупательная способность, и которая полностью негосударственная, так что ни один человек и ни одна страна не имеют никаких преимуществ. В идеале она должна быть самодостаточной и совершенно безопасной и иметь собственную платёжную систему.

Для этого нужна новая, бесперебойная и используемая по всему миру технология.

Биткойн – первая в мире экономическая постоянная

Впервые в человеческой истории мы имеем постоянную, которая однозначно понравилась бы Мизесу.

: Unsplash

Товар, стоящий 0,00325 биткойна в одной стране, можно мгновенно сравнить со стоящим 0,00421 биткойна в другой. Это одна и та же учётная единица с одной и той же глобальной стоимостью. Её нельзя обесценивать, её не могут контролировать несовершенные люди – пусть даже исполненные благих намерений, – и её может принимать и использовать любой на планете, где бы он ни родился.

Сложно передать словами, насколько это революционно для человечества. В настоящее время Биткойн фокусируется на принятии, образовании и развитии, так что мы не обязательно рассматриваем, как можно использовать во всём мире настоящую экономическую постоянную, чтобы строить, планировать и развивать будущие финансовые решения и системы.

Но однажды такой день наступит, и тогда появится целое новое поколение возможностей и вызовов в масштабах, которые ранее человечеству не приходилось видеть.

Подобно тому как открытие и постижение известных постоянных способствовало прогрессу научных знаний, введение первого настоящего абсолюта – фиксированного предложения Биткойна – создаст новое основание, на котором смогут быть построены совершенно новые макроэкономические теории, многие из которых мы сегодня, вероятно, не можем даже помыслить.

И всё же, каким бы длинным ни казался путь, пройденный Биткойном всего за 12 лет, должно быть ясно, что всё, что было достигнуто до сих пор, – это лишь начало – первый крохотный шаг в намного, намного более долгом путешествии.

И что это может быть за путешествие!

Источник: bitnovosti.com

Go-IT UA

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.